+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 

(via drc57)

 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 

(via nadoli)

 
 
 
 

affection:

(via jgroup)

 

 
 
 
+
 

(via jgroup)

 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
 
 
 
+
 
... А есть такое чувство вообще... которое хоть и называется одним словом, но это ТАКОЕ чувство... Это чувство называется таким словом, которое на родном языке произносить крайне сложно! На чужом, иностранном языке, сколько угодно безответственно его можно говорить. А скажешь на родном языке — тут же об него споткнешься и, как бы извиняясь, откашливаешься. И даже если это слово ПОДУМАТЬ там, у себя, в мозгу, и тут же, как бы извиняясь за него, споткнешься и откашляешься... Это слово "ЛЮБОВЬ".

—Евгений Гришковец  «Планета»

 
 
 
 
Есть такое чувство, которое очень сложно уловить и еще сложнее удержать... и совсем трудно про него говорить... Это такое чувство, что я ЕСТЬ. Вот... в каких ситуациях это можно почувствовать? Ну, например, в такой ситуации...
Допустим, сидишь ты у костра. А у костра в какой ситуации ты можешь сидеть? Ну только где-нибудь на природе! Ну потому что кто тебе даст, взрослому человеку, жечь костер в городе? А на природе же тоже нужно много условий соблюсти... то есть всегда выискивается такое место, чтоб был, например, водоем и лес. Ну, чтоб было несколько компонентов природы. И вот, между водоемом и лесом ты сидишь на природе и жжешь костер. И вот костер разгорелся, сучья затрещали, от костра полетели искорки туда, к звездам, а от звезд прилетают к костру мотыльки. И как только костер разгорелся, тьма уплотнилась, стала совсем непроницаемой и очень приблизилась к костру. А максимальная плотная тьма там, за спиной, в лесу. И там, в этой тьме остро начинает ощущаться ВОЛК. И от этого ты стараешься как-то приблизиться как можно... ну, поближе к костру... Все здесь трещит.. Костерок вот так... волк ближе...
И там мерцает водоем, звезды, искорки, мотыльки... и вдруг можно почувствовать, что ты сидишь на поверхности Планеты. И в этот момент Планета ощущается не как что-то такое из кабинета географии, нарисованная на карте полушарий, а как такой огромный круглый предмет... очень большой! И весь такой ЦЕЛЫЙ. И ты вот сидишь на поверхности этого предмета. А здесь из Планеты выросла трава... ну, такая зеленая фигня. Мы как бы привыкли уже, без вопросов... И вот где кончается трава, сразу начинается космос! Потому что дальше уже ничего нет. А тут сижу я. Примял немного травы... и там, где кончается моя самая непослушная и торчащая волосинка... ровно на этом месте кончаюсь я и начинается КОСМОС!
И вот так вот сидишь... и вдруг чувствуешь, какой ты маленький! И это ощущение такое жуткое.. но при этом жуть-то такая сладкая, потому что ты чувствуешь, что ты есть... маленький, но есть! А ведь то, что ты маленький, но есть — это же космически больше, чем то, что тебя нет! А как меня нет, я же представить не могу, потому что у меня есть моя скромная температура тела, которая почему-то все равно выше температуры воздуха... Если меня волк укусит, мне будет больно. А костер где-то, конечно, химическая реакция с сильным выделением тепла, но все равно это красиво. Это видно откуда-то... И это красиво...
И вот можно уловить это чувство, что я есть, и пытаться будоражить его и удерживать, чтоб оно не ушло!

—Евгений Гришковец «Планета»

 
 
 
+
 
 
 
 
+